Аллан Калхамер. Наследие Дипломатии

Если охарактеризовать жизненный путь Аллана Б. Калхамера к его карьере почтальона в пригороде Чикаго как необычный — это было бы всё равно, что не сказать ничего. Обратите внимание лишь на некоторые из вещей, которые совершил этот член профсоюза почтальонов Branch 825 (городок Оак Брук, штат Иллинойс) — умерший 25 февраля 2013 года в возрасте 81 года.

Перед тем, как впервые одеть свою сумку с письмами в Ла-Грейндж-Парк (небольшой поселок в Иллинойсе) на четвертом десятке жизни:

• Он поступил на стипендиальное обучение в Гарвардский университет, где изучал историю. Завершил его с отличием в 1953-м, потом поступил на юридический факультет того же университета.
• Сдал экзамен на дипломатического служащего, потом применял свою необычную склонность к математике для военных исследований в лаборатории Массачусетса.
• В свободное время изобрел игру – «Дипломатия» — которая получила всемирное признание, имея среди своих фанатов в том числе Президента США Джона Ф. Кеннеди и Государственного Секретаря США Генри Киссинджера. «Дипломатия» была помещена журналом Games в зал славы наряду с такими значимыми играми, как Скрэббл, Монополия и Clue.
• Переехал в Нью-Йорк в шестидесятые и искал работу программистом. Но эта профессия опережала свое время на 10 (или даже больше) лет, так что он стал зарабатывать на жизнь как охранник Статуи Свободы.

В Большом Яблоке [прозвище Нью-Йорка] этот сын инженера и школьного учителя встретил свою будущую жену — Хильду — уроженицу Доминиканской республики. Он вернулся назад в родной Иллинойс, и нашел спокойную стабильную работу почтальоном. Это были первые годы после Большой почтовой забастовки, которая перевела доставку почты в категорию работы среднего достатка.

“Оплата была относительно хорошей, были приятные бонусы, она была стабильной,” — рассказывает The Postal Record дочь Калхамера Татьяна — “У него была жена, моя мать, которая ждала меня. Следующего года родилась моя сестра, у него была семья, которую нужно было кормить.”

Татьяна живёт в городе Элджин к западу от Чикаго, где она работает библиотекарем — любовь к книгам передалась ей от отца. Её младшая сестра — Селена — работает финансовым консультантом в Чикаго. Их мать осталась жить в семейном доме в Ла-Грейндж-Парк.

Высокий 193-сантиметровый Калхамер имел необычный внешний вид, когда шагал своим восмимильным маршрутом.

“Он рассматривал номерные знаки и пытался найти закономерности, поддерживая таким образом остроту мышления.” — говорит Татьяна. — “Он также смотрел на номера домов и находил в них что-то интересное: “О, это же 13 в квадрате!”

Вероятно одна из первых отрисованых досок игры из первой партии в 500 штук 1959 года.

Его клиенты также были источниками развлечения, отмечает Татьяна.

“Он любил говорить с людьми. Он любил узнавать их истории. Ла-Грейндж-Парк маленький, все тесно взаимодействуют, так что все знают всех, или знают обо всем. Он доставлял почту отцу одного из моих школьных учителей. Было здорово, что мой отец был почтальоном. Он познакомил меня с моей первой учительницей фортепиано, потому что она жила на его почтовом маршруте.”

Ранняя работа была плюсом, говорит его дочь.

“Это давало ему время для занятий вне работы. Он любил рисование, чтение — он читал много про историю, социологию — он любил играть в шахматы и японскую игру Го.”

Также возвращение домой около 15:40 или 16:00 давало ему возможность помогать детям с домашними заданиями. “Он говорил к нам так, будто мы были взрослыми” — вспоминает Татьяна — “Мы выросли на разговорах об истории Австро-Венгерской Империи, Первой и Второй мировых войнах. И я выучила математику в средней школе благодаря ему.”

В доме было полно символов солидарности с профсоюзами, в том числе с NALC (американская ассоциация почтальонов) и всеобщими рабочими движениями. Пролетарская сознательность влияла на то, какие газеты читала семья, на политические убеждения и тому подобное.

“Отец был довольно консервативно убеждён в других вопросах, но думаю, что если бы речь шла об этом, он проголосовал бы за кого-то, кто бы поддерживал профсоюзное движение. Бывали случаи, когда у нас дома не было грибов или винограда, или ещё чего-то, против чего протестовал Союз Работников Ферм, потому что он хотел поддержать их. Я выросла со знаниями об коллективном трудовом споре, правах рабочих и подобных вещах, и я до сих пор сторонник рабочего движения.”

Дома также было полно писем от фанатов Дипломатии.

“Мы слушали про разных игроков, которые писали ему об игре.” — говорит Татьяна. — “Мы рассуждали про то, как играть, правда я никогда не играла, потому что не была достаточно коварной — но мы знали правила. Мы выросли на этом.”

Дипломатия, базирующаяся на балансе сил в Европе перед Первой мировой, уходит началом к старой книжке по географии, которую Калхамер обнаружил, пока рылся на чердаке дома своего детства, сообщает Chicago Tribune. Он был очарован изображениями границ и стран, таких, как Австро-Венгрия и Османская Империя.

Окончательно вдохновление пришло, когда книга об начале Первой мировой и подковёрных интригах Великих Держав, которую он читал во время обучения в Гарварде, “сложила всё вместе” — говорил Калхамер в интерью журналу Chicago — “Я подумал: какая же из этого вышла бы настольная игра!”

Он разрабатывал Дипломатию с 1954 года, и студентам-юристам из Гарварда она быстро пришлась по душе. Впоследствии, Калхамер продолжал улучшать игру, работая — не в последнюю очередь благодаря ей — в лаборатории прикладных исследований.

“Его главным увлечением была игра, ее совершенствование и публикация” — говорил Селена в интервью The Postal Record.

Сначала она была отклонена несколькими игровыми компаниями, так что у Калхамера было только около 500 копий на 1959 год, которые он выставил в магазинах игрушек в Нью-Йорке, Чикаго и Бостоне. Они распродались за шесть месяцев. Тогда издатель игр Avalon Hill купил права на Дипломатию и скоро сделал ее международно популярной, продаваемой сотнями тысяч копий. Есть сведения, что в неё даже играл Джон Кеннеди в Белом Доме.

Игра включает в себя обман и предательства. Как и в реальной дипломатии, здесь обычно нет окончательного победителя потому что игроки часто просто забрасывают партию. Быстрая игра может занять около шести часов, тогда как иногда Дипломатия продолжается днями.

Согласно New York Times, Дипломатия, где нет места случаю, играется на карте Европы перед Первой мировой войной, где каждый игрок — а в идеале их семь — представляет одну из Великих Держав эпохи: Англию, Францию, Германию, Италию, Австро-Венгрию, Россию и Турцию.

Цели игры простые: “…достичь мирового превосходства за столько часов… сколько это займёт.”

В прошлом году (2012) в Чикаго прошёл Мировой Чемпионат по «Дипломатии» и Североамериканское Гран-При, сообщает Tribune. Калхамер раздавал автографы, позировал для фотографий, а после его обращения к собравшимся, аудитория хлопала стоя.

Доставка почты, очевидно, понравилась ему частично из-за того, что она требовала тех же навыков, которые он использовал в прочих сферах. Как он сказал журналу Chicago: “Я был довольно хорош в сортировке почты. Для этого нужно все делать тщательно.”

Источник: The Postal Record, May 2013 (перевод Alegator1209). Оригинал.

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments